Адвокат представил доказательства по поддельному диплому федерального судьи Елены Хахалевой

Источник

Когда люди видят, как «мучается» в тюрьме Цеповяз, осужденный за участие в банде, на счету у которой убийства 18 человек, включая массовое убийство в станице Кущевской 12 человек, включая женщин и детей, понимаешь, почему народ выступает за смертную казнь, отметил на своей странице в соцсети «гуру» отечественной тележурналистики Владимир Соловьев, который год назад вывел историю с дипломом судьи Хахалевой на уровень федеральных СМИ. Цеповяз входил в цапковскую банду, связующим звеном между которой и известной судьей был Федор «Обнал» Стрельцов. «Чтобы вернуть смертную казнь, надо и судебную систему изменить, а то судья Хахалева будет и расстреляют за килограмм ворованной картошки!» — отметил один из читателей блога Соловьева. События вокруг Хахалевой в последние дни вновь накалились. 2 ноября телеканал НТВ по неизвестной причине снял с вечернего эфира заранее анонсированный показ специального выпуска программы «ЧП. Расследование» о дипломном скандале.

В основу сюжета НТВ легли доказательства, собранные адвокатом Алексеем Салминым в России, Грузии и Абхазии, которые, по его утверждению, дают стопроцентную уверенность в том, что грузинский диплом Елены Хахалевой, позволивший ей стать судьей, — фальшивка. Одновременно в различных СМИ и блогах прошел ряд однотипных материалов, где со ссылкой на одного политолога утверждалось, что Елена Хахалева якобы «стала объектом информационной атаки». Также стало известно, что ректор Сухумского государственного университета Грузии Зураб Хонелидзе подтвердил факт обучения Хахалевой в этом вузе. В какой степени вся эта шумиха повлияла на решение НТВ снять с эфира программу, на подготовку которой ушел почти месяц, неизвестно. Своим видением этой ситуации поделился адвокат Алексей Салмин, обратившийся в редакцию с открытым письмом по следам последних событий:

«Я искренне надеюсь, что решение НТВ в последний момент снять с эфира сюжет-расследование, посвященный судье Краснодарского краевого суда Елене Хахалевой, не является очередным примером «телефонного права» и давления на федеральный канал. Мною и моими доверителями Еленой Дрюковой и Дмитрием Новиковым много раз во всех деталях давались официальные пояснения, что грузинский диплом, на основании которого Елена Хахалева стала судьей, фальсифицирован. Эти аргументы не остались без внимания наиболее уважаемых общественностью и органами власти российских СМИ. Хочу обратиться лично к уважаемому ректору Сухумского госуниверситета Зурабу Хонелидзе, которому пришлось озвучивать заведомо недостоверные факты. Его вуз был понужден грузинским судом к выдаче дубликата «диплома» Хахалевой, притом что данное судебное решение является непрозрачным и неприемлемым для российского законодательства и оспаривается в настоящее время в Грузии. Также правоохранительные органы Грузии проводят проверку по ситуации с поддельным дипломом Хахалевой. Я готов лично предоставить вам аргументированные и подтвержденные документально доказательства фальсификации диплома. Не могу оставить без внимания и недавнюю волну заведомо ангажированных комментариев и материалов, опубликованных в различных СМИ. В этих однотипных текстах в основном цитируется «мнение» политолога Алексея Мартынова, который якобы внимательно наблюдает за происходящем вокруг диплома судьи Хахалевой. «Сейчас проходит вторая волна раскрутки темы о якобы ненастоящем дипломе. При этом ни одного серьезного аргумента или полноценного доказательства так и не привели — те же слухи и рассуждения, что мы видели год назад», — утверждает он.

Уважаемый господин Мартынов, хотел бы обратить ваше внимание, что я как адвокат действую в рамках законного и процессуального поля, отстаивая интересы своих доверителей и преследуя ряд важнейших социальных и гражданских задач — восстановление справедливости, выявление фактов нарушения закона, борьба с коррупцией. Для каждого моего заявления, каждого озвученного мною факта имеются документальные подтверждения, которые я в соответствии в действующим законодательством передавал в следственные органы в установленном законом порядке, о чем открыто сообщал общественности.